на главную страницу

Серов Биография Шедевры Картины Пейзаж Античность Рисунки Фото Гостевая Ссылки
Музеи Хронология Грабарь Графика Бенуа Волынский Рассказы Рерих Наброски Прочие

Алексей Федоров-Давыдов. Место и роль пейзажа в творчестве Серова

   
» Первая
» Вторая
» Третья
» Четвертая
» Пятая
» Шестая
» Седьмая
» Восьмая
» Девятая
» Десятая
» Одиннадцатая
» Двенадцатая
» Тринадцатая
» Четырнадцатая
» Пятнадцатая
» Шестнадцатая
» Семнадцатая

Заросший пруд
Заросший пруд, 1888

Октябрь. Домотканово
Октябрь. Домотканово, 1895

  

Беря такие пейзажи, как «Зимой», с одной стороны, и такие, как «Лошади на взморье» (1905, Государственный Русский музей), а также пейзаж-жанр «Купанье лошади», начинаешь понимать, почему Серов впоследствии, работая над «Одиссеем и Навзикаей», решает композицию то в серебрящейся холодно-серой, то в напряженной и декоративно яркой желто-синей гамме. Но все это уже выходит за пределы нашей темы о пейзажах Серова.

С середины 1900-х годов пейзаж как таковой лишь спорадически появляется в творчестве Серова. Уже в таких работах, как «Баба с лошадью» (1898), жанровое начало господствовало над пейзажным. В еще большей мере это можно сказать о таких произведениях, как «Безлошадный» (1899) или «Полосканье белья» (1901), несмотря на всю выразительность зимнего пейзажа в этой картинке и его органическую связь с фигурами. Но если в этюдах «Зимой» (1898) или «Стог сена» (1901) жанровый момент дополняет пейзаж, то в «Безлошадном», «Полосканье белья» или «У перевоза» (1905) жанровое начало является ведущим. «Стригуны на водопое» (1904)-это тоже больше анималистический жанр, нежели пейзаж, и, пожалуй, лишь в «Купанье лошади» (1905) можно говорить о равновесии и равной роли пейзажного и жанрового начал.
Выше мы уже упоминали, что среди откликов Серова на события 1905 года кроме широко известных сатирических рисунков, карикатур и замечательного эскиза «Похороны Баумана» есть пейзаж «Дворцовая набережная в Петербурге в 1905 году». Мрачно выглядит черновато-коричневая масса дворца, около которого на набережной видны орудия. Красный закат на небе особенно напряженно звучит в сочетании с белым снегом на Неве. Это уже не тревожное ожидание, наполнявшее картинку «Стригуны на водопое», и не радостный и блистающий мир «Купанья лошади», а мир страшный и зловещий. Этот набросок, вероятнее всего, был навеян Серову кровавыми событиями 9 января, которые его так потрясли и вызвали известный его протест и выход из Академии художеств. Трудно сказать, делался ли этот набросок для картинной композиции или это была простая фиксация поразившей художника мрачной действительности. Но ясно, что Серов преследовал здесь и пейзажные задачи. (Галерея живописи великих художников: Алексей Саврасов, русский пейзажист.)
Серов продолжал, конечно, писать пейзажи и даже создавать такие полные лирики произведения, как пастель «Дорога в Домотканове зимой» (1904, Рязанский художественный музей). Но они уже не являются теперь чем-то новым, а лишь повторяют старые мотивы и решения. Таким же повторением старых мотивов и приемов является и акварель «Улица Торнабуони» (1904, Государственная Третьяковская галерея) и пейзаж с церковью (1905, Картинная галерея Армении, Ереван). Можно найти несколько пейзажей, сделанных и в последние годы, как, например, «Ночь в Париже» (1910). Но это все отдельные работы, лежащие вне основных интересов Серова и его теперешних живописных исканий. О том же говорят карандашные и акварельные наброски, исполненные во время путешествия в Грецию. Они носят более фиксирующий, нежели образный характер.
Так, восторгаясь природой Греции в письмах, Серов, очевидно, не испытывал потребности выразить это в пейзажных образах. На самом деле его как художника в его поисках «стиля» интересовала не природа Греции, а ее античная художественная культура. Его интересовала греческая архаика, исходя из которой он и создает свои картины на античные темы в 1909- 1911 годах. Утрачивает пейзаж свою роль и как часть портретной композиции. «Дети» (1899) были здесь, пожалуй, последним большим достижением. Современные им портреты Александра III на фоне дворца (Государственный Русский музей) и на фоне пристани в Дании не представляют интереса, несмотря на то, что акварель, изображающая царя на фоне дворца, написана с формальным блеском и мастерством. Если сам дворец был исполнен с натурного этюда, то фигура прикомпонована к нему с фотографии. Изображение парка в Архангельском оживило конный портрет Ф.Ф.Юсупова-отца (1903, Государственный Русский музей). Но в общей удаче произведения, кажется, большую роль сыграла мастерская увязка фигуры всадника с замечательно написанной лошадью. В дальнейшем Серову в его портретных исканиях пейзаж будет уже непригоден для характеристики портретируемых. Показательно, что, набросав в 1906 году углем композиционный портрет своих дочерей среди пейзажа, Серов так и не написал его. Женское обаяние Гиршман в портрете 1907 года (Государственная Третьяковская галерея) развертывается в будуаре, и ему сопутствуют зеркало и туалетные принадлежности вместо солнечного летнего пейзажа, в котором тихим светом сияла красота Маши Симонович («Девушка, освещенная солнцем»). И когда уже в конце жизни, в 1910 году, живя в Биаррице, Серов попытается ввести в портрет М.С.Цетлин морской вид в двери балкона, то это не даст желаемых результатов. Недаром сам Серов так жаловался, что портрет не удается и идет с трудом. В самом деле, томление духа, которое он хотел выразить в позе девушки, никак не поддерживалось условно-декоративно написанным пейзажным фоном.

Совсем иначе обстояло дело с использованием пейзажа в исторических композициях. Ведь как раз к тому времени, когда Серов как будто охладел к пейзажу, начался расцвет его творчества как исторического живописца. В 1907 году пишется замечательная историческая картина «Петр I» (Государственная Третьяковская галерея) и предпринимается столь много давшее впоследствии путешествие в Грецию.
Замечательный пейзажист, так тонко чувствовавший природу и умевший выразить в ней «настроение», конечно, сказался в передаче пейзажного окружения в картине «Петр I» и в предшествовавших ей акварелях «Царских охот». Но пейзажу теперь была отведена уже дополнительная к основной теме роль.
Мы помним, что в первых попытках историзма (картина «Ифигения в Тавриде», 1893) тема решалась пейзажно. Пейзажной была, в сущности, трактовка тем «После Куликовской битвы» (1894) и «Слуга Авраама находит Исааку невесту Ревекку» (1894), оставшихся в эскизах; пейзажной, несмотря на то, что в обоих случаях пейзаж изобразительно очень скромен - равнина - и занимает мало места при низком горизонте. Но в лиричности решения этих сюжетов значительную роль сыграли освещение и «пейзажное настроение». Быть может, потому-то Серов и не написал ни той, ни другой композиции и даже не разрабатывал их, что его в данном случае интересовал не исторический сюжет, а лишь общее «настроение».


следующая страница »

Случайная цитата о Серове: "Если поискать в старом искусстве художников, однородных с Серовым, то не придется останавливаться ни на великом Рембрандте, ни на поразительном Тициане и тому подобных субъективистах, создавших себе вполне определенную красочную систему, а невольно придут на ум Халс или Веласкес, их отнюдь не предвзятое отношение к видимому миру, их объективный взгляд на жизнь, их увлечение одной красочной действительностью. Картины Серова удивительно красивы по краскам, не будучи написаны «в красивом тоне».

Валентин Серов

"Валентин Александрович Серов"   www.vserov.ru   Сайт создан в 2007 году.
Пишите письма: valen@vserov.ru - или пишите в гостевую книгу. Мы отвечаем :)


Rambler's Top100